skip to Main Content
МЫ РАСКРЫВАЕМ ДУШИ И ИСЦЕЛЯЕМ ТЕЛА. ПОМОГАЕМ ВСТАТЬ НА ПУТЬ ЖИЗНИ, НАПОЛНИВ ЛЮБОВЬЮ СЕРДЦА.
Проект «Путь святых»

Святой Николай Японский

Слушать аудио:
Благодаря вашей помощи выпуски благотворительного проекта “Путь Святых” смогут продолжаться.

Николай Японский

Япония и православие — разве это совместимо? Но есть человек, который соединил эти два понятия и за эту миссию его жизни мы можем называть его Святым. Речь пойдёт о Николае Японском.

Память святителя чтят 3/16 февраля, в день его отхода в мир иной.

Национальной религией Японии считается синтоизм, но благодаря усилиям русского миссионера 46 тысяч японцев даже в наше время считают себя православными.
Христианство по внутреннему настрою, сродни борьбе самбо — самообороне без оружия. Христианство — это борьба с самим собою, со своими пороками, недостатками, страстями: с грустью и печалью, недомоганием и унынием. Это воспитание в себе самодисциплины, собранности и любви. Православный христианин – тот же воин. Именно путь стойкого воина напоминает жизнь святителя Николая Японского, который трудился на своем поприще в Японии. Он настолько почитаем этим народом, что японцы даже отказываются передать мощи святого России, считая их своим народным достоянием. Великого пастыря в Японии чтят не только православные.

Иван Дмитриевич Касаткин, (именно такое имя при рождении получил отец Николай), родился 1 августа 1836 года в селе Береза Бельского района Смоленской губернии в семье церковного служителя. Мать его умерла рано, когда мальчику было всего 5 лет. Отца мальчик любил и пронёс эту любовь через всю жизнь. Уже ставши священником, Николай заботился об отце до самой смерти, ежемесячно отдавая ему часть своего жалованья.

Несмотря на бедность, мальчика отдали учиться сначала в районное духовное училище, а затем и в Смоленскую семинарию. В 1856 году он завершил своё обучение в Смоленске и поступил в Петербургскую духовную академию, которую блестяще окончил в 1860 году.

Иногда самые верные решения мы принимаем интуитивно, как Божью подсказку. Именно таким оказалось спонтанное решение Николая поехать в Японию в качестве настоятеля местной церкви. В год окончания академии он случайно увидел в одной из комнат объявление о том, что требуется настоятель храма при русском консульстве в городе Хакодате. После непродолжительных раздумий он объявил ректору о своём желании отправиться в Японию в качестве проповедника. Решение было принято и 21 июня 1860 года юношу постригли в монашество и нарекли именем Николай. Ему было 23 года.
Тем же летом он отбыл в путь. Дорога до Японии была долгой и трудной. Николай фактически проехал всю страну, Урал, Сибирь, Дальний Восток, где на перекладных, где пешком, преодолевая огромные расстояния. И только спустя год, 14 июня 1861 года на военном корабле он прибыл в японский порт Хакодате. Николай был полон сил и представлял Японию невестой, ожидающей его с трепетом и с любовью открывающей ему свои объятия. В своих мечтах он видел, как тысячи японцев проникаются идеями православия и христианской мудрости. Но по прибытию, его ждало разочарование и суровые испытания действительностью.

В те времена Япония была довольно закрытой страной, а отношение японцев к любым иностранцам было крайне недоброжелательным и враждебным. Убийства иностранцев на почве культурных и религиозных разногласий в те времена в Японии были обычным делом. В стране восходящего солнца властвовал культ синтоизма. Проповедь же христианства и вовсе каралась смертной казнью. Рядовые обыватели смотрели на христианство как на секту, в которой могут состоять только самые отъявленные злодеи. Не стал исключением и отец Николай. Высокий, под 2 метра ростом, крепкого сложения, статный Николай в глазах японцев был подобен былинному богатырю. Черты лица его тоже были крупными, во взгляде его чувствовалась сила. Поскольку он ходил в длинной чёрной рясе, то многих местных жителей раздражал один только внешний вид православного священника.

Вот как сам Николай вспоминал первые свои годы в Японии: “Тысячи наговоров выливают тебе в уши, и это каждый день и час, и наяву и во сне, и дома в келье, и на молитве в церкви. Много нужно силы душевной, великое углубление религиозного чувства, чтобы побороть все это.”
Но Николай был упорен в своём рвении. Доброжелательно относясь ко всем ему встречающимся людям, он стремился как можно глубже познать и изучить японскую культуру. Подолгу он общался с местным населением, узнавая об укладе и самобытности японских жителей. Поступил на курсы японского языка и в течение 8 лет упорно занимался его изучением. Впоследствии, он практически в совершенстве стал владеть японским языком и, по воспоминаниям современников, знал культуру и историю японцев даже лучше, чем сами коренные жители.

Именно это глубокое понимание и уважительное отношение к культурному наследию Японии помогло ему в дальнейшей просветительской работе.

Первым обращенным в православие японцем стал Такума Савабе (1835-1913), бывший самурай, жрец старого синтоистского храма в Хакодате. Японец постоянно сталкивался с Николаем, со злостью и ненавистью смотря на чужеземца. Как гласит предание, он пришел в дом Николая с мечом, чтобы убить православного монаха. Но Николай Японский спросил самурая: «Справедливо ли осуждать то, чего ты не знаешь?» – и предложил ему рассказать о сути православной религии. Самурай в силу своей мудрости согласился и решил послушать его. Слова Николая потрясли его настолько, что он достал бумагу и перо и принялся записывать. После чего, их встречи и беседы стали регулярными, а сам Такума глубоко проникся идеями православной религии, начал тайком изучать Евангелие во время жреческих служб в синтоистском храме.

Вскоре Савабе привел к Николаю двух своих друзей, врачей Сакаи и Урано. В апреле 1868 года иеромонах Николай тайно крестил трех друзей в своем кабинете, после чего они покинули Хакодате. Именно тогда, за пять месяцев до наступления эпохи Мэйдзи (“Эпохи Просвещения”), начала зарождаться Японская Православная Церковь.
В 1869 г. Николай отправляется в Россию для того, чтобы подать прошение об открытии в Японии русской духовной миссии, его ходатайство было удовлетворено самим императором. В 1870 году о. Николай вернулся в Хакодате уже в сане архимандрита, возглавив Русскую духовную миссию в Японии.

Николай принялся за создание духовной семинарии, катехизаторской школы, стал издавать первые в Японии русские журналы такие как «Православный вестник» (на русском и японском языках) и «Уранисики» что в переводе означает «Скромность», эти журналы знакомили японских читателей с историей, культурой и литературой России.
Кафедральный собор в честь Воскресения Христова, построенный им в Токио, до сих пор называется «собором Николая», что по-японски звучит как «Никорай-до». Собор был построен на добровольные пожертвования русских и японцев.

Какими человеческими качествами обладал Николай Японский? Вот как описывает отца Николая близко знакомый с ним востоковед Поздеев:
“Вместе с мягкостью, он был железным человеком, не знавшим никаких препятствий, практичным умом и администратором, умевшим находить выход из всякого затруднительного положения. Вместе с любезностью в нем была способность быть ледяным, непреклонным и резким с людьми, которых он находил нужным воспитывать мерами строгости, за что-либо карать или останавливать. Вместе с общительностью в нем была очень большая, долгим опытом и горькими испытаниями приобретенная сдержанность, и нужно было много времени и усилий, чтобы заслужить его доверие и откровенность. Наряду с какой-то детской наивностью веселого собеседника в нем была широта идеалов крупного государственного ума, бесконечная любовь к родине, страдание ее страданиями и мучение ее мучениями… Широкие и святые идеалы, железная воля и неистощимое трудолюбие – вот сущность архиепископа Николая.”

Главным делом святителя, начатым еще в Хакодате, был перевод на японский язык Евангелия и других богослужебных книг. В течение 30 лет ровно в шесть вечера в келью Николая входил его постоянный сотрудник по переводам Павел Накаи, садился на низенький табурет рядом с епископом и начинал писать под его диктовку. Работа продолжалась обычно четыре часа и заканчивалась в десять вечера. Таким образом, благодаря отцу Николаю, впервые в истории, японцы получили возможность изучать Евангелие и Священное писание на своём родном языке.
В годы русско-японской войны святитель Николай принял трудное для себя решение остаться в Японии и продолжать выполнение просветительской миссии. Вот как он вспоминал об этом времени:
“… Доселе я молился за процветание и мир Японской империи. Ныне же, раз война объявлена между Японией и моей родиной, я, как русский подданный, не могу молиться за победу Японии над моим собственным отечеством. Я также имею обязательства к своей родине и именно поэтому буду счастлив видеть, что вы исполняете долг в отношении к своей стране. Воевать с врагами не значит ненавидеть их, а только защищать свое отечество.”

В годы войны усилиями Николая в Японии также было создано общество поддержки русских военнопленных, они получали посильную духовную и материальную помощь со стороны православной церкви.
Деятельность Николая во время русско-японской войны была высоко оценена не только в Японии, но и в России. Редкий такт и мудрость, проявленные им в эти годы заслужили небывалое уважение в глазах японского общества. Что, безусловно, послужило хорошим подспорьем в дальнейшем распространении православия по всей территории Японии.
Любимым детищем святителя была семинария для подготовки церковнослужителей из местного населения. Учиться в семинарии было очень престижно. Многие министры Японии приходили к Святителю с просьбой о принятии их детей в учебное заведение.

Отец Николай, в ходе Русско-Японской войны увидев, что японские солдаты превосходили русских в ходе рукопашных схваток без оружия, решил для учеников своей семинарии, в числе которых были и русские дети, устроить уроки дзюдо. Начались эти уроки в 1908 году. А годом ранее, В 1907 году в числе учеников Святителя Николая оказался сахалинский сирота Василий Ощепков, впоследствии ставший родоначальником отечественного дзюдо и одним из основателей борьбы самбо. Николай явно отмечал сахалинского сироту: в дневниках его имя встречается чаще других и только в положительном контексте. Он доверял ему проводить экскурсии по Токио с русскими туристками и весьма лестно отзывался о сахалинце в газете «Россия».

Преподаватель дзюдо, — с разрешения о. Николая, разглядевшего в семинаристе Ощепкове особые способности, — направил подростка в институт дзюдо Кодокан в Токио. Это была элитная закрытая школа боевых искусств, где Василий оказался единственным русским учеником. Никто из поступавших вместе с Василием товарищей не выдержал суровых дзюдоистских испытаний: все оставили Кодокан. Епископ Николай благословил мальчика на этот путь, прозорливо предугадывая, насколько пригодится этот опыт в жизни ученику. 15 июня 1913 Ощепков получил первую мастерскую степень – первый дан – и подпоясал свое кимоно черным поясом. Вскоре он сдал экзамены на второй дан. Ощепков стал первым русским и четвертым иностранцем, заслужившим степень мастера по дзюдо Кодокан. Вернувшись в Россию, Василий Ощепков создал более совершенную прикладную борьбу, которая впоследствии получила название самбо.
Таким образом, Святитель Николай стал причастен к судьбе основателя русского стиля борьбы самбо, – Василия Ощепкова. В настоящее время в России проводится международный фестиваль боевых искусств «Кубок равноапостольного Николая Японского».

Вскоре Николай Японский становится известен всей Японии и почитаем многими японцами как святая личность. Архиепископа Николая почитали не только христиане, но и принадлежавшие любым другим религиям. После императора не было в Японии человека, который пользовался бы таким уважением, такой известностью, как он, глава Русской Духовной Миссии. Современникам Николая неоднократно приходилось быть свидетелями того, как простые японцы, совершенно незнакомые Николаю, с шумным восторгом приветствовали его на улице и их мощное «банзай Никорай» частенько раздавалось в японских кварталах. А милые японские дети, постоянно окружали его кольцом и, как бабочки на огонь, вихрем неслись навстречу суровому на вид, но с добрым, ласковым сердцем Святителю.
Один из протоиереев, посетивших в те времена Японию, отмечал, что “Не было человека в Японии, после императора, который пользовался бы в стране такою известностью. В столице Японии Токио не нужно было спрашивать, где русская православная миссия, довольно было сказать одно слово “Николай,” и буквально каждый рикша сразу знал, куда нужно было доставить гостя миссии. И православный храм назывался “Николай,” и место миссии также “Николай ,” даже само православие японцы называли именем “Николай”.

Помимо миссионерской деятельности о. Николай проявил себя и как незаурядный исследователь, оставивший в своих дневниках уникальные этнографические материалы о Японии, зафиксированные им во время своих многочисленных путешествий по стране — от деревни к деревне, где жила его паства. Публикации его огромного дневника, который он вёл на протяжении всей своей жизни в настоящее время издаются в пяти томах и охватывают полный период его пребывания в Японии.

Читая изданные дневники Николая Японского, можно заметить, как много он размышлял о том, что же является определяющими факторами в миссии распространения православной религии. Одним из главных факторов он считал открытые и доверительные беседы простых людей, прихожан, со священником. Личность священника, по его мнению, играла определяющую и главную роль в решении о принятии человеком православия, являясь примером христианской добродетели для всех прихожан. Несомненно то, что и он сам являлся примером такой личности – мудрым, сильным, глубоко понимающим, с любовью и добротой готовым донести до людей каноны православия.

После себя святитель Николай оставил собор, 8 выстроенных храмов, 175 церквей, 276 приходов, а общее количество японцев, принявших православие, на тот момент составляло около 30 000 тыс., Он заложив прочную основу Японской православной церкви. В личном же владении он оставил только несколько предметов довольно изношенного гардероба.
Отец Николай скончался на 76-м году своей жизни, на 52-м году своего служения Церкви, на 51-м году со времени своего прибытия в Японию. Представьте 51 год назад, на момент смерти, в Японии не было христиан, а в этот день они тянулись бесконечной лентой с пальмовыми ветвями в руках проститься со своим учителем. Сам император Японии прислал ко гробу отца Николая великолепный огромный венок живых цветов, внутри которого были два больших иероглифа: Высочайший дар.

Похороны совершались при громадном стечении народа, как христиан, так и прочих японцев и иностранцев. По распоряжению императора его похоронили на одном из лучших кладбищ Токио — Янака.
Николай Японский Был причислен к лику святых почти через шестьдесят лет после своей кончины, 31 марта 1970 года, как равноапостольный святитель, просветитель всея Японии. При канонизации за свою миссионерскую деятельность в Японии он получил наименование равноапостольного — это один из величайших духовных титулов.
Когда во время канонизации верующие хотели перенести его святые мощи в собор, японские власти не позволили им этого сделать, сказав, что святой Николай принадлежит всему японскому народу, независимо от вероисповедания, и останки его должны остаться на народном кладбище.

Мощи равноапостольного Николая и по сей день покоятся на токийском кладбище Янака, но некоторые извлеченные частицы их все же находятся в разных храмах мира. Николая Японского сейчас почитают во всем мире, ему молятся о покровительстве миссионеров, просвещении неверующих, укреплении служителей храма. А также о помощи в учебе и изучении иностранных языков.

Молитва первая святому равноапостольному Николаю Японскому о помощи в учебе и изучении языков, об обращении в веру маловеров и нехристиан

О пречестная и священная главо и благодати Святаго Духа исполненная, Спасово со Отцем обиталище, великий архиерее, теплый наш заступниче, святый святителю, равноапостольный Николае Японский! Предстоя у Престола всех Царя и наслаждаяся света Единосущныя Троицы и херувимски со ангелы возглашая песнь трисвятую, великое же и неизследованное дерзновение имея ко Всемилостивому Владыце, моли спастися обращенным тобою ко Христу, и всея паствы Христовы людем. Упроси Вышняго: страждущую страну Российскую от лютых безбожник и власти их Господь да свободит, и да возставит престол православных правителей; верных рабов Его, в скорби и печали день и нощь вопиющих к Нему, многоболезный вопль да услышит и да изведет от погибели живот наш, процветание Православия в стране нашей Российстей и в земли Японстей да утвердит. Архиереи благолепием святительства да украсит, монашествующыя к подвигом добраго течения да укрепит: царствующыя грады и вся грады страны добре сохранит. О святителю предивный! Мир весь предстательством твоим умири: от глада, жажды, пагубы и крамолы избави ны, от стихий часто находящих на ны, грех ради наших многих, от тлетворных ветр, губительныя язвы и от нападения иноплеменных сохрани. Старыя утеши, юныя настави, безумныя умудри, вдовицы помилуй, сироты заступи, младенцы возрасти, плененныя и в темнице сидящыя свободи и возврати, немощствующыя исцели, плавающым буди добрый кормчий, и всех везде тепле призывающих тя и с верою притекающих к тебе, и усердно припадающих, и молящихся тебе от клеветы и всяких напастей, враг видимых и невидимых, бед и всякаго зла твоим ходатайством свободи. Моли о нас Всещедраго и Человеколюбиваго Христа Бога нашего, да простит нам вся грехи, от юности содеянныя нами, и в день страшнаго пришествия Его от шуияго стояния избавит нас и радости святых причастники сотворит, да купно с ними славим Единаго в Троице Бога, Отца и Сына и Святаго Духа, во веки веков. Аминь.

Молитва вторая святому равноапостольному Николаю Японскому

О великий угодниче Христов, равноапостольный святителю Николае! Услыши ны, раб Божиих (имена), и призри на немощи наша, и умоли Премилосердаго Царя Небеснаго, да не прогневается на ны зело и да не погубит нас со беззаконьми нашими, но да помилует и спасет нас по милости Своей, да всадит в сердца наша покаяние и спасительный страх Божий, да просветит Своею благодатию ум наш, во еже оставити нам стези нечестия и неуклонно же заповеди Божия творити и уставы Святыя Церкве соблюдати. Моли, благосерде, Человеколюбца Бога, да явит нам великую милость Свою и да избавит нас, к святей иконе твоей с верою прибегающих, от бед и напастей, недугов телесных и душевных, и да сподобит Царствия Своего Небеснаго во веки веков.

Если вам понравился материал, то просим вас оставить любую посильную помощь проекту “Путь Святых”. Благодаря вашей помощи выпуски смогут продолжаться.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back To Top