skip to Main Content
МЫ РАСКРЫВАЕМ ДУШИ И ИСЦЕЛЯЕМ ТЕЛА. ПОМОГАЕМ ВСТАТЬ НА ПУТЬ ЖИЗНИ, НАПОЛНИВ ЛЮБОВЬЮ СЕРДЦА.
Проект «Путь святых»

Сергей Шеин

Слушать аудио:
Благодаря вашей помощи выпуски благотворительного проекта “Путь Святых” смогут продолжаться.

Архимандрит Сергий (Шеин) (1870-1922)

Дни памяти: 31июля/13 августа
«Я ни с кем не борюсь – только с самим собою»,- это были последние слова отца Сергия, сказанные его судьям.
Через семьдесят лет после своей трагичной кончины, в 1992 году, к лику новомучеников Русской православной Церкви был причислен архимандрит Сергий. Митрополит Вениамин Казанский и вместе с ним архимандрит Сергий, а также миряне Юрий Новицкий и Иван Ковшаров были расстреляны в ночь на 13 августа 1922 года. В обвинении было написано за «…организацию преступной контрреволюционной группы, целью которой была борьба с Советской властью”.

Священномученик архимандрит Сергий, в миру Василий Павлович Шеин, родился 30 декабря 1870 года в деревне Колпна Тульской губернии. Он был выходцем из старинного дворянского рода Шеиных. Во святом Крещении был назван в честь Святителя Василия Великого. Он был десятым ребёнком в семье и воспитание юноши было пропитано благодатным духом церковности. Родители Василия воспитывали его с детства в духе русских православных традиций, и сам он незадолго до своей мученической кончины говорил: «Я в Церкви с детства, постоянно около Церкви вращался, с Ней сроднился».

В отличие от старшего брата Сергея, выбравшего дорогу военного моряка, Василий поступил в Императорское училище правоведения, одно из самых престижных учебных заведений Российской империи. В него принимались юноши от 12 до 17 лет, только из потомственных дворян, а всего воспитанников было не более 100. Шеин все годы обучения шёл в числе первых учеников, и в мае 1893 года был выпущен из стен училища с золотой медалью и чином советника.

Василий Шеин последовательно занимает ряд ответственных административных должностей. Он состоял помощником обер-секретаря в сенате Правления, а в 1913 году от своей родной Тульской губернии избирается в члены Государственной Думы. Являясь, как всякий верный русский человек, монархистом, в Думе он примыкает к фракции националистов и умеренных правых, уклоняясь от активной политической борьбы и работая в Комиссии по Церковным делам. Общее направление Думы было, безусловно, чуждо Церкви, но Василий Павлович стремился извлечь максимальную пользу для Церкви в тех обстоятельствах, какие попустил Господь. Все это время, полное соблазнов и искушений, Василий Павлович оставался верным сыном Святой Церкви и заботился о ее утверждении.Вот как в думском справочнике охарактеризовали его: «Дворянин, националист, умеренно правый. Наделен обостренным чувством справедливости, крайне религиозен. В Думе преимущественно занимается делами Церкви, морали и нравственности. Разделяет взгляды прогрессивного блока…»
1913 год. Шеин – радеющий о благе Церкви мирянин и государственный деятель, через 4 года – мирянин, церковный администратор.
Через 3 года, в день памяти святого благоверного Александра Невского Василий Павлович принял постриг с именем Сергий в честь преподобного Сергия, игумена Радонежского. В 1920 году – он монах и священник, а через 2 года – мученик Христовой Церкви. Стремительно, подобно тому, как многие его современники отходили тогда от Церкви, Василий Павлович Шеин входил в ее жизнь все глубже и глубже, оставаясь в этой спасительной глубине неуязвимым. Ему в то смутное время приходилось сполна нести тяготы долга настоятельства, а также долга семейного: отец Сергий оказался единственным помощником двум старшим сестрам, оставшимся без службы и средств к существованию.

Монашество отец Сергий принимал так, как он относился ко всему в жизни, — очень серьезно и добросовестно. К монашеству и священству Господь привел Своего избранника незадолго до его мученической кончины.
События, которые вскоре привели к трагическому финалу отца Сергия и его братьев, начались зимой 1922 года, когда большевики провозгласили кампанию изъятия церковных ценностей. Под предлогом помощи голодающим реквизировали драгоценные камни и металлы из храмов и монастырей. Кампания имела две цели: во-первых, ограбить и во-вторых, разгромить Церковь.

Изъятие церковных ценностей в Петрограде началось в марте 1922 года. Митрополит Вениамин ни минуты не колебался в решении этого вопроса. Являя пример высокой христианской любви, он благословил передачу церковных ценностей на нужды бедствующих, рассматривая это решение как исполнение своего пастырского долга. Однако к голосу Владыки Вениамина власти не посчитали нужным прислушаться. Они объявили, что ценности будут изъяты в формальном порядке как “принадлежащее государству” имущество. В городе, в некоторых церквах, уже началась их конфискация. Изъятие ценностей сопровождалось волнениями народа, но серьезных беспорядков, острых столкновений и арестов пока еще не было. Чувствовалось приближение расправы. Ее ускорило опубликованное в “Петроградской правде” письмо двенадцати лиц — организаторов обновленческого раскола: они обвиняли все духовенство в сопротивлении изъятию церковных ценностей и в заговоре против советской власти.

29 мая 1922 года последовал арест митрополита Вениамина, а 10 июня того же года началось слушание дела, к которому было привлечено еще 86 человек. Четырнадцати из них, в том числе архимандриту Сергию, были предъявлены обвинения, на высшую меру наказания. Вина Отца Сергия усугублялась также обстоятельствами, такими как дворянское происхождение и высшее образование. Главной же его виной была всё возрастающая преданность Церкви.
Давая показания, отец Сергий был исполнен чувства глубокого внутреннего достоинства, но без малейшего намёка на высокомерие и презрение к тем, кто так этого заслуживал. Своих националистических убеждений он не пытался скрыть. На вопрос о его отношении к проблемам церковной жизни отец Сергий совершенно искренне отвечал: “Церковь настолько богата разносторонней духовной жизнью, что можно найти в ней интерес и удовлетворение и вне вопросов церковно-общественной жизни”.

Один из обвинителей так вспоминал позднее об архимандрите Сергии: “С каким нескрываемым отвращением и в то же время снисходительной жалостью он смотрел и говорил с нами, находящимися в составе суда. Страха смерти, тюрьмы для него, как, впрочем, и для многих из них, не существовало; серьёзный был противник”. Судебный процесс, начавшийся в Петрограде, можно было с уверенностью назвать позором «революционного правосудия». Нелепость и недоказанность обвинений видели не только отец Сергий с его уровнем образования, но и все остальные подсудимые.
Сокамерником отца Сергия был протоиерей Михаил Чельцов, которому он уступил свои более удобные нары, оправдываясь тем, что «монаху не подобает нежиться». В камере они вместе читали акафисты, служили панихиды по умершим близким. Отцу Михаилу домашние передали в камеру 4 том собрания творения Святителя Иоанна Златоуста, но он, не смог его читать. Отец Сергий, напротив, утешался чтением Златоуста и беседовал о прочитанном с отцом Михаилом. Перед расставанием отец Сергий исповедался у протоиерея Михаила. В дальнейшем всю свою жизнь отец Михаил благодарил Господа за краткое знакомство с отцом Сергием.

4 июля, перед вынесением приговора, подсудимым было предоставлено последнее слово. По воспоминаниям очевидцев, последнее слово отца Сергия Шеина произвело сильное впечатление. Он нарисовал картину аскетической жизни монаха и сказал, что, отрешившись от суеты мира, отдал всего себя внутреннему деланию и молитве. “Единственная слабая физическая нить, – говорил он, – связывает меня с сей жизнью. Неужели же трибунал думает, что разрыв и этой последней нити может быть для меня страшен? Делайте свое дело. Я жалею вас и молюсь за вас”. 5 июля был вынесен приговор трибунала, по которому священномученики митрополит Вениамин и архимандрит Сергий приговаривались к расстрелу.

Когда «смертникам» приказали приготовиться к переезду в другую тюрьму, священники исповедались друг другу. «Отец Сергий исповедался искренне, горячо и слезно. Это была его последняя земная исповедь» – вспоминал протоиерей Михаил. Расстреляли отца Сергия через месяц после исповеди. В ночь на 13 августа 1922 года они, обритые и одетые в лохмотья, были расстреляны, по некоторым сведениям, на окраине Петрограда.
В последние минуты перед кончиной отец Сергий громко молился: «Прости им, Боже, не ведают, что творят…»

Изъятие церковных ценностей в 1922 году нанесло серьезный удар по Церкви. По всей стране были ограблены и осквернены тысячи храмов, тысячи верующих были репрессированы, в заключении оказались большинство представителей высшей церковной власти. Тем не менее антицерковная кампания не смогла реализовать главной цели. Вопреки усилиям гонителей Русская Церковь не была уничтожена; стойкая и мужественная позиция Патриарха помогла Церкви выстоять, сохранив высокий духовный авторитет в народе.

Ввиду отсутствия состава преступления Президиум Верховного Суда в 1990 году отменил приговор Петроградского трибунала и реабилитировал осужденных, включая архимандрита Сергия.
Архимандрит Сергий причислен к лику святых как священномученик вместе с митрополитом Вениамином. На братском кладбище Александро-Невской Лавры воздвигнут крест над символической могилой новомучеников Российских.

Церковь чтит память преподобномученика Сергия 13 августа, в день его мученической смерти.

 

Если вам понравился материал, то просим вас оставить любую посильную помощь проекту “Путь Святых”. Благодаря вашей помощи выпуски смогут продолжаться.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back To Top